Category: медицина

Как помочь Центру "Сёстры"

ПОЖАЛУЙСТА, ПОМОГИТЕ ЦЕНТРУ "СЁСТРЫ"!

С 2015 года основным источником финансирования Центра "Сёстры" являются пожертвования частных лиц!

На данный момент Центр не получает помощи от каких-либо фондов, как российских, так и иностранных. Мы стараемся использовать все возможности для получения финансирования, но в текущей российской политической и экономической ситуации эти возможности тают с каждым днём и каждым уходящим из России фондом.
Самое важное для Центра - сохранить работу ТЕЛЕФОНА ДОВЕРИЯ, для чего надо оплачивать хотя бы аренду помещения.

Телефон доверия Центра "Сёстры" 8 499 901 0201 работает с 1994 года и предоставляет помощь уникальных специалистов всем обращающимся вне зависимости от пола, идентичности и места регистрации. Телефон доверия работает по будням с 10 до 20 часов по московскому времени.

Помочь можно разными способами

- через виджет на нашем сайте - http://sisters-help.ru/donation.html

- через благотворительную программу НужнаПомощь.ру на сайте Такие дела

(при нажатии на картинку в отдельном окне откроется страница сбора средств для Центра "Сёстры" на сайте Такие дела)

- через специальную платёжную страницу Центра "Сёстры"

(при нажатии на картинку в отдельном окне откроется платёжная страница Центра "Сёстры")


Банковские реквизиты Центра "Сёстры"
Наименование: Региональная общественная организация "Независимый Благотворительный Центр помощи пережившим сексуальное насилие "Сёстры"
ИНН 7717152761
КПП 771701001
ОКПО 34579075
ОКВЭД 91.32
ОКОПФ/ОКФС 83
ОКЕИ 384/385
Банковские реквизиты:
рубл. счёт: 40703810838090105329
вал. счёт: 40703840138090100793
Сбербанк России, г.Москва, ОСБ 7811/096, Мещанское отделение, 103345, Москва, Сретенка, 17
БИК 044525225
SWIFT –код: SABRRUMM
Назначение платежа: "Добровольное пожертвование на уставную деятельность".

Просим Вас помочь Центру и всем кто нуждается в нашей помощи!
Мы открыты сотрудничеству и принимаем помощь в неденежной форме!

Мы будем благодарны за распространение информации о Центре!

(no subject)

Цитата из книги Рейчел Наоми Ремен "Мудрость за кухонным столом: истории которые исцеляют" о мастер-классе Карла Роджерса. Роджерс - основоположник гуманистической психологии и клиенто-центрированной психотерапии, принципами которых руководствуются психологи и консультанты Центра "Сёстры".

"Затем Роджерс начал говорить : «Перед началом каждой сессии я останавливаюсь на короткое мгновение, чтобы вспомнить, что я тоже – человек. Нет ничего, что может произойти с человеком, чего я, будучи тоже человеком, не смогу с ним разделить; нет такого страха, который я не смогу понять; нет страдания, к которому я могу остаться бесчувственным – это заложено в моей человеческой природе. Как бы ни была глубока травма этого человека – этого передо мной не надо стыдиться. Я тоже беззащитен перед лицом травмы. И поэтому меня достаточно. Что бы ни пережил этот человек – ему не обязательно оставаться с этим наедине. И с этого начинается исцеление».

https://psy-practice.com/m/publications/prochee/bezuslovnoe-prinyatie/

Личный опыт преодоления ПТСР

Важный и очень подробный рассказ о личном опыте переживания и работы с посттравматическим стрессовым расстройством после изнасилования.
Важно понимать, что работать с таким состоянием можно и нужно. Пережитое сексуальное насилие - это травмирующий опыт, меняющий человека. Но жизнь после этого конечно есть. Кто-то может справиться сам, а кому-то нужна помощь специалистов.

#1000и1историяЦентрСёстры

Цитата из фейсбука Елены Ливановой:

"Моя история о том, как я справлялась с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР) после изнасилования.

Начну с определения.
ПТСР - это тяжёлое психическое состояние, которое возникает в результате единичной или повторяющихся травмирующих ситуаций, например, участие в военных действиях, тяжёлая физическая травма, сексуальное насилие. Возникает ПТСР далеко не у всех. Множество факторов обусловливают его возникновение- наследственность, опыт пережитого насилия ранее, социальная поддержка или её отсутствие, а так же многое другое. Проявляется ПТСР чаще всего в виде невольного воспроизведения травмирующей ситуации в создании (так называемые флешбэки). Человек снова и снова попадает в ту самую травматичную ситуацию, переживая те же тяжелые и интенсивные эмоции, что и во время самого события (страх, гнев, отчаяние, боль,острую тревогу и т.д). Проявиться это состояние может как в течение нескольких месяцев после случившегося, так и через несколько лет. Описаны случаи проявления симптомов через 20 лет после травмирующего события.
Лечится ПТСР медикаментозно и психотерапевтически преимущественно. Считается, что наибольшей эффективностью обладают когнитивно - поведенческая терапия и ДПДГ . Точный прогноз дальнейшего течения заболевания сделать почти невозможно: в некоторых случаях человек полностью восстанавливается, а в некоторых лечение не дает результата, поэтому со временем наступают необратимые изменения личности.

За последний год я прочитала про это заболевание сколько, что, наверное, могла бы написать книжку. Ну или как минимум брошюрку. Конечно, вся эта сухая информационная выжимка не дает полного и объемного представления о том, что на самом деле человек переживает при ПТСР.

Ярко и живо описать то, что происходит, я могу только на примере своего личного опыта.

Если коротко, то это состояние можно передать одним слово: ад. Хотя нет, это не совсем верно. Пока я находилась в этом состоянии, я думала про концлагерь, а точнее о том, что мой персональный концлагерь находится внутри меня. И я ношу его с собой 24 часа в сутки.

Благодаря флешбэкам каждый день моей жизни постепенно превращается в пытку. Я не могу есть, не могу читать, не могу работать, не могу общаться с людьми. Не могу сосредоточиться. В любое время дня и ночи ко мне могут вернуться воспоминания о самом жутком событии в моей жизни. Воспоминания о насилии. В любое время я могу мысленно снова оказываться там, обездвиженная, беспомощная, беззащитная, задыхающаяся от боли. Я не контролирую эти воспоминания, они словно вспышки возникают у меня перед глазами, после чего меня накрывает смешанная с болью жуткая ярость...

Мне нужно заниматься делами, ходить на работу, делать еще что-то. По ночам меня преследуют тревожные сновидения. Утром я встаю с кровати с сильнейший чувством раздражения и усталости одновременно. Я иду по своим делам, пытаюсь как-то общаться с людьми. И это, наверное, самое сложное: мне нужно притворяться, что у меня все в порядке. Ну не могу же я прямо на работе начать кататься по полу от боли и гнева, которые меня переполняют. Вокруг меня ходят какие-то люди, они обращаются ко мне, что-то говорят... Я пытаюсь сфокусироваться на них, но мне не удается это; я смотрю на собеседника, но не вижу его; перед моим глазами, словно кадры из кино, мелькают разные сцены- обрывки той самой ситуации...

Мне хочется кричать. Мне хочется бросаться на стены от бессильного гнева и чувства несправедливости. У меня перехватывает дыхание, мне становится нечем дышать. Я нигде не чувствую себя защищенной, я знаю, что в любой момент опять могу вернуться туда, в эти жуткие мгновения... Я испытываю сильную тревогу и отчаяние. Я не могу контролировать эти воспоминания. Я не знаю, что мне делать.

Я начинаю думать об убийстве. Начинаю планировать, как я достану оружие, узнаю адрес, подкараулю это животное и убью его. Но у меня нет оружия, нет лицензии. Я не знаю, где его достать без лицензии. Эти мысли рождают во мне новую волную бессильной ярости: мало что, что я это пережила, так ещё и сделать ни хрена не могу!

Тогда я начинаю думать о самоубийстве. Переходя дорогу, я представляю. как бросаюсь под проезжающую мимо машину. Бросаюсь не потому. что хочу умереть, но потому, что не могу больше вариться в этой жуткой боли и ярости, которая меня сжигает изнутри, словно кислота.

Я чувствую, что я вообще не достойна того, чтобы жить, раз со мной такое произошло. Я начинаю думать, что я неполноценная, что я калека, что это жуткое клеймо позора останется со мной на всю жизнь...Я думаю, что я очень слабая и ничтожная... Действительно, если всё так и есть, то зачем же мне тогда жить?

Я начинаю перебирать в голове разные психологические техники, о которых когда-то слышала. Вспоминаю правило из АА (анонимные алкоголики): каждый новый участник АА дает себе обещание, что не будет пить один день (на первых этапах некоторые участники АА не могут представить, что продержатся дольше). Я пытаюсь применить это правило к себе, даю себе слово, что сегодня я не брошусь под машину. Мысленно говорю себе: сегодняшний день я проживу до конца.

Это срабатывает. Я пытаюсь придумать, как мне себя спасти. Ищу ответы в интернет, на форумах, в книгах по психологии...

За последний год я перепробовала, кажется, сотни способов оказать самой себе поддержку. Что-то из этого помогло, что-то нет, что-то помогло только частично.

Здесь я хочу поделиться тем, что оказалось эффективным для моего выздоровления и дало мне возможность чувствовать себя чуть лучше:

1. Осознание того, что это произошло со мной
Да-да, со мной. Со мной,с моей гипер ранимостью и чувствительностью. Со мной, с моей любовью к фильмам Вуди Аллена. Со мной, которая играла на пианино в 9 лет, смотрела "Зачарованных", строила планы и представляла свою взрослую жизнь совсем иначе. Со мной. Это произошло со мной.
Это было самое сложное в моем процессе выздоровления-после 8 лет отрицания набраться мужества сказать себе, наконец, правду.

2. Прекращение порочного круга самообвинений
В насилии виноват преступник. Преступник, но не потерпевш_ая. Это с преступником "что-то не в порядке". Это преступник должен испытывать острое чувство стыда. Это преступник должен чувствовать гнев, боль и страх. Это преступник должен наказывать себя за случившееся. Это преступник должен себя ненавидеть. Преступник. Но не я.

3. Психолог.
Не самый известный, популярный и "титулованный", а тот, с которым именно у меня сложились близкие и доверительны отношения. Без этих отношений никакая терапия не сработает.

4. Группа психологической поддержки
Мне было просто необходимо услышать, что у кого-то был схожий опыт, похожие ощущения и такие же, как у меня, навязчивые воспоминания. Благодаря этому я перестала считать себя "сумасшедшей", сумела понять, что ненормальная реакция на ненормальную ситуацию является нормой. Для меня так же было очень важно описать на группе саму ситуацию изнасилования. Вначале я думала, что никогда не решусь на это, но я ошибалась. Мне понадобилось 4 месяца еженедельных встреч для того, чтобы рассказать свою историю.

5. ЗОЖ.
Да, именно зож- бассейн, лечебная физкультура, массаж, правильное питание, режим дня, отказ от кофеина и курения.Благодаря всему этому у моего организма появились ресурсы для исцеления моих душевных ран

6. Природа
Горы, чистый воздух, лес, вид на ночное небо, усыпанное звездами. Да, это помогло. Я побыла наедине с собой. Понемногу мне стало легче дышать.

7. Физическая разрядка
Мне нужно было просто найти подходящее место на природе и покричать... Кричать на выдохе, с закрытыми глазами, во весь голос. Я не представляла, что это простое упражнение так много мне даст. У меня было ощущение, что я сбросила с себя груз весом в несколько тонн.

8. Литература, посвящённая психотравме
Благодаря ей я стала лучше понимать "структуру" моей травмы. Понимание моего состояния давало мне возможность придумывать способы себе помочь.

9. Книга Виктора Франкла
Я была на постановке его книги в БДТ. Постановка мне ужасно не понравилась. Я ушла во время антракта, зашла в дом книги и купила книгу Франкла "Сказать жизни да". Название мне показалось каким-то приторно- оптимистичным. Но тот факт, что автор книги, психолог, прошедший через Аушвиц, сумел не только выжить, но и не озлобиться, меня просто поражает. Он не возненавидел весь мир, не начал фантазировать на тему расправы над офицерами СС, как многие другие узники. На меня его колоссальная воля к жизни произвела очень сильное впечатление.

Есть у меня так же список того, что мне НЕ помогло:

1. Попытки внушить себе, что ничего не произошло
Нет, это не помогло. Это никогда не работает. "Забыть" о ситуации можно на время, но избавиться от травмы, вытеснив её - невозможно. С травмой нужно что-то делать, тем или иным образом работать с ней. Иначе она сама начнет работать над вами, как бы жестко это не звучало.

2. Бегство в другой город/страну/галактику
Куда бы я не уехала... Я столько раз слышала набившие оскомину слова о том, что от себя не убежать. Но прочувствовала я это только тогда, когда сама попробовала сбежать на время. В какой-то момент я отчетливо осознала, что мои раны будут болеть, даже если физически я буду находиться на другом континенте.
Подчеркиваю, это мой субъективный опыт. Кому-то, возможно, перемена обстановки поможет прийти в себя.

3. Мысли о мести
Я не думаю, что месть является чем-то плохим или аморальным. Вернее, я не думаю о мести в таких категориях. Я считаю, что жажда мести является нормальной реакцией на нападение и покушение на половую неприкосновенность.
Но если мысли о мести по тем или иным причинам невозможно воплотить в реальных действиях, то они превращаются в навязчивую идею, отравляющую и без того непростой период восстановления после травмы.
Для себя я решила так: либо я иду и делаю, либо не иду, но не мучаю себя этим.

4. Психиатрическая больница
У меня был как раз тот редкий случай, когда госпитализация являлась добровольной и не сопровождалась никаким насилием. Я лежала в частной клинике под чужим именем (на других условиях я лечь в больницу не согласилась бы), но это стоило денег. Решилась я на этот отчаянный шаг в надежде поскорее избавиться от этого всего кошмара, не проходя многомесячную и тяжелую терапию.
Избавиться "быстро", конечно же, не получилось. Я лежала в больнице 10 дней. Каждый день меня накачивали таблетками до такого состояния, что я спала по 20 часов. Проснувшись,я первым делам спрашивала дежуривших психиатров: слушайте, ребята, а как же все мои воспитания? Они никуда не исчезли! Что с ними делать?
Психиатр мне отвечал, что с воспоминаниями они ничего сделать не могут, и что нужна психотерапия. (?!!). Боже мой, да я ведь ложилась к ним как раз для того, чтобы избавится от этих ужасных навязчивых мыслей! А они опять мне про терапию! Которая не работает! (нет, она работает, но постепенно)
Сначала мне казалось, что психиатрическая больница не дала мне ничего, кроме нескольких забавных воспоминаний о том, как я и другие обитатели этого заведения обсуждали в курилке Кена Кизи и его бессмертное творение "Пролетая над гнездом кукушки".
Но на самом деле именно лежа в больнице, накаченная таблетками, я признала наконец. что легкого пути у меня не будет. Не существует магического и волшебного способа избавиться от такой глубокой травмы за 5 секунд. Таблетки от ПТСР не существует, а лекарства способны только приглушить симптомы. Если я хочу поправиться, мне предстоит встретиться с моей болью самой, без таблеток и психиатров. Я должна признать существование моей раны, изучить, понять её, чтобы суметь распрощаться с ней. Когда-нибудь распрощаться.

5. Таблетки.
Подчёркиваю, они не могло именно мне. В каждом конкретном случае лечение индивидуально, его должен назначать опытный врач. Хороших специалистов мало, так что лучше искать их через своих знакомых.
Мне антидепрессанты мало того.что не помогли, так еще и навредили: появились побочные эффекты в виде повышенного давления и тахикардии. После очередного приступа бешеного сердцебиения я перестала принимать лекарства, поскольку начала опасаться сердечного приступа. За один день я отказалась от всего, что мне прописали: снотворных, антидепрессантов, еще нескольких препаратов. Это тоже было не лучшее решение, потому что от резкой отмены у меня болело все тело несколько дней, я почти не могла двигаться. С таблетками нужно быть осторожнее. Но, откровенно говоря, я не жалею об этой резкой отмене.

Отдельного упоминания заслуживает процесс возбуждения уголовного дела. Да, я наняла адвоката, обратилась к психологу для написания заключения о моем психологическом состоянии (заключение служит дополнительным доказательством в деле), нашла свидетелей, подняла кое-какие документы, обратилась в следственный комитет. Я пока не могу сказать, помогли эти действия мне чувствовать себя лучше или нет. Разумеется, мне было очень тяжело через это проходить. В какой-то момент моя симптоматика даже ухудшилась. После того, как я рассказала эту историю в первый раз адвокату, я рыдала где-то часа полтора. Тоже самое повторилось позже, когда я давала показания в следственном комитете. А со свидетелями мне и вовсе пришлось "репетировать" эту историю перед походом к следователю, отчего меня потом целые сутки в прямом смысле трясло. При этом я не сомневаюсь, что поступила верно, поскольку преступление, совершенное в отношении меня, касается не только одной меня. В самом широком смысле каждое из таких преступлений (а так же реакции органов на подобные преступления) имеет отношение к положению женщину в нашей стране и обществе в целом. Именно эта мысль поддерживала меня, помогла мне проходить через мясорубку под названием правоохранительные органы РФ.

"Так или иначе, но однажды для каждого освобожденного наступает день, когда он, оглядываясь на все пережитое, делает открытие: он сам не может понять, как у него хватило сил выстоять, вынести все то, с чем он столкнулся. И если было время, когда свобода казалась ему прекрасным сном, то наступает и время, когда все пережитое в лагере он вспоминает, как кошмарный сон. И главным его достижением становится то несравненное чувство, что теперь он уже может не бояться ничего на свете — кроме своего Бога."

Книга Виктора Франка заканчивается вот на этих строках. Может, они звучат слишком претенциозно, я не знаю. Я так же не знаю, уместно ли использовать эти строки в моем случае, ведь их автор писал об узниках Освенцима, Бухенвальда и Дахау. Но они во мне вызывают сильный отклик, поэтому я рискнула привести их здесь.

Сейчас, пройдя через это состояние, я чувствую, что смогу пережить если не все, то почти всё. И это пока что самое главное".

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1612019439066614&id=100007757202987